Кирилл такого не говорил

Строительство собора на Стрелке никак не начинается. Протесты горожан против этого строительства ничем не кончаются. Образовалась томительная пауза, переходящая в тоскливую осень. А осенью строить Боженька не велит.

Тем временем разберемся, что же произошло за пять лет, как мы оказались в этой, довольно-таки безвыходной, ситуации.

Итак, официальная версия гласит, что место под застройку определил патриарх Кирилл во время визита в Красноярск в сентябре 2012 года. Вообще он прилетал по другому делу, освятить только что отстроенный храм Рождества Христова на правобережье. И заодно, в ходе прогулки по набережной, как бы невзначай сказал, что вот здесь, у воды, надо бы построить собор.

Если я правильно понимаю логику повествователей, никто заранее не готовил визит патриарха, не показывал ему варианты размещения собора, ну и вообще вся эта история никогда никем ни с кем не обсуждалась. Просто патриарха, что называется, озарило. И то, что восстанавливать нужно именно разрушенный большевиками Богородице-Рождественский собор, и именно на Стрелке, потому что здесь когда-то высадился Андрей Дубенский (? И че?) – все это не было подготовлено, распечатано и подано патриарху на подпись заранее, а просто пришло ему в голову Божьим произволением.

Смущает одно. Почему-то единственным источником информации о том, что все было именно так, является председатель Законодательного Собрания края Александр Викторович Усс. Это от него журналисты узнали о странном выборе патриарха.

«Оказалось, что в ходе визита обсуждался и еще один вопрос — несколько растерянно сообщает «Ньюслаб» 13 сентября, - восстановление кафедрального собора Красноярска, который был разрушен в 1936 году и находился на месте нынешнего здания краевого правительства на проспекте Мира».

«Разрушенный кафедральный собор Красноярска будут возводить на Стрелке. Об этом сообщил спикер Заксобрания Александр Усс, комментируя 13 сентября итоги визита в Красноярск патриарха Московского и всея Руси Кирилла», - пишут днем позже «Сибновости».

Еще на аэродроме патриарх Кирилл подробно анонсировал программу визита: «Я освящу новый Рождественский храм, рукоположу здесь епископа, что редко бывает, буду иметь возможность посетить Енисейскую епархию, Лесосибирск, и прикоснуться к вашей жизни, светской и духовной. Хотел бы, пользуясь случаем, передать свое благословение всем жителям Красноярского края». Конец цитаты. Ни слова о выборе места под восстановление храма. В теленовостях – подробно об освящении храма, о перекрытых улицах и снайперах на крышах, и опять – ни слова о выборе места для храма.

Представим на секунду, что Собор уже построен, полтора-два миллиарда благотворительных денег потрачены, пробки на набережной снова рассосались, и тут Красноярская ГЭС ввиду большого напора сбрасывает объем воды, сравнимый ну хотя бы с 2008 годом, когда еще недостроенный торговый комплекс «Огни» плавал в Енисее. И пьедестал не поможет. Зальет новый кафедральный собор водичкой. Скажут красноярские архитекторы, скажет возмущенная общественность: «А мы предупреждали!» Ответят люди православные и верующие: «Не иначе соблазн диавольский, место сам патриарх выбирал, не мог же его Господь вразумить на неправильный выбор?»

И вот тут-то патриарх и скажет – я невинен, как невеста, потому что Я НИЧЕГО ТАКОГО НЕ ГОВОРИЛ. Нет никаких доказательств этому, кроме слов А.В. Усса.

 

  

Немая сцена

 

Надо сказать, что и тогда заявление краевого спикера вызвало эффект тихо разорвавшейся бомбы. Выбор был настолько неочевиден – у воды, на набережной, внизу – что через год пришлось сгонять актив, дабы легитимизировать неизбежное решение в глазах общественности. Вот как это звучало (оцените нотки паники в каждой реплике).

Юрий Тяжельников, председатель Красноярской региональной общественной организации «Общество православных врачей им. Архиепископа Луки»: «Для православных Патриарх и его слово имеют наивысшую важность и значение. Если Предстоятель Русской православной церкви, осмотрев ни одну площадку для строительства, указал именно на это место, у верующих не должно оставаться ни малейшего сомнения в правильности принятого решения».

Отец Петр Боев (позже запрещенный в служении): «Историческая справедливость должна восторжествовать и храм должен быть вновь построен на том же месте, где он изначально находился. Общественность должна сплотиться и быть едина в своем решении».

Изначально, если что, храм находился там, где нынче находится А.В. Усс.

Николай Шикэмин, настоятель храма Иоанна Предтечи: «Патриарх Кирилл не просто указал именно на это место, в этом есть промысел Божий. Место на Стрелке имеет особую силу, в этом есть духовная мистика».

Учение Маркса всесильно, потому что оно верно.

Председатель Общественной палаты патриотических, историко-культурных и краеведческих организаций Гражданской ассамблеи края Андрей Лещенко: «Безусловно, я поддерживаю воссоздание кафедрального собора на набережной Енисея. Городу не хватает знаковых архитектурных сооружений, которые в свое время были уничтожены и так и не восстановлены. Богородице-Рождественский собор, несомненно, украсит город и станет выдающейся достопримечательностью».

О воссоздании можно говорить в том случае, если здание строится на том же самом месте. А на новом месте это не воссоздание, а точечная застройка.

Евгений Гевель, красноярский архитектор-реставратор: «Все согласны, что Стрелка — это место сложное, но его выбрал Патриарх в присутствии первых лиц города и края, и я считаю, что, если решение принято, то наша задача сейчас — обеспечить его выполнение на должном уровне, чтобы город получил доминанту, чтобы граждане не потеряли набережную, как объект рекреации, чтобы не было рисков подтопления и возникновения транспортных проблем». 

Вот вопрос у меня к Евгению Зиновьевичу Гевелю. Вот это «решение принято» - это что значит? Решение принято КЕМ? Патриархом? А он по отношению к Евгению Зиновьевичу Гевелю в какой пресуппозиции находится?

А если патриарх никакого решения не принимал?..

Тот же Гевель позже заявил в интервью:

«Место, где следует поставить храм, указал лично патриарх православной церкви Кирилл. Я верю, что это решение было инспирировано ему свыше, а значит, так тому и быть. Тем более собор может стоять почти где угодно — он всё равно начнёт стягивать на себя ткань города и Стрелка для этого вполне подходит».

Переведем. Место под застройку указал Боженька, все претензии к нему. И в любом случае, хуже не будет!

Через две недели после собрания актива краевое отделение союза архитекторов России делает официальное заявление:

"Руководствуясь исключительно профессиональными критериями, во исполнение п. 2.1.3 «Устава Союза Архитекторов России», который гласит, что защита общества от непрофессиональных действий в области архитектуры и градостроительства является одной из приоритетных задач Союза, Красноярская организация СА считает размещение Кафедрального собора на Стрелке серьезной градостроительной ошибкой. Уверены, что процедура выбора площадки для такого значительного сооружения, как Кафедральный собор, может быть продолжена и должна носить более широкий и открытый характер. Председатель правления КРОСАР А. В. Супоницкий. 01.10.2013". Также против строительства собора на Стрелке высказались Эдуард Панов, Владимир Шадрин, Алексей Мякота, Евгений Зыков, Ирина Крылова, Ольга Смирнова, Дмитрий Кобец, Михаил Киселевский.

Архитекторы считали, что строительство собора сопряжено с большими рисками – нельзя застраивать пойму Енисея (а без этого при строительстве не обойтись), может пострадать фундамент, возникнут трудности с транспортным сообщением.

На что Евгений Гевель опять-таки возразил:

«Архитектор – не та профессия, представители которой могут на должном уровне рассуждать о геологии или гидрологии. Хотя непрофессионалу и может показаться, что существует прямая связь. Архитекторы проектируют здания. К тому же, насколько я знаю, риски подтопления, озвученные противниками строительства, связаны не с природными аномалиями, а сбросом воды на ГЭС. Это означает — можно контролировать уровень воды».

Можно. Например, при определенных обстоятельствах можно будет выбирать – разрушить плотину Красноярской ГЭС или сбросить воду. И никаких промежуточных вариантов.

«Вопрос о возможности наступления транспортного коллапса тоже не находится в компетенции архитектурного сообщества. Этим должны заниматься ученые-транспортники».

То есть архитектор Гевель говорит своим коллегам-архитекторам, что они некомпетентны рассуждать о целесообразности или нецелесообразности строительства собора. Их дело – проектировать здания и выполнять заказы.

Тогда же, кстати, отличился депутат Константин Сенченко. Он предложил епархии не начинать строительство прежде, чем они соберут миллиард рублей, а то, дескать, появится еще один долгострой. Весной этого года чаемый миллиард был наконец собран, и работа началась.

 

Это сказал фараон

 

А в далеком 2013-м в дело пошла легкая артиллерия – рядовые депутаты ЗС, чисто случайно состоящие в родственных связях с кем надо. Владислав Зырянов потряс тогда общественность разоблачением: "Речь идет об очень лакомом куске земли в самом центре Красноярска. Безусловно, много желающих его заполучить. По моим данным, значительная часть участка, на котором планируется построить храм, принадлежит московской компании. Раньше на Стрелке хотели строить торгово-развлекательный центр класса "А". Не исключаю, что те, кто сегодня выступает против строительства кафедрального собора на Стрелке, просто лоббируют интересы столичных бизнесменов. И вообще надо еще разобраться, насколько законно этот участок попал в руки москвичей".

Здесь мы уже видим искусственное создание альтернативы типа «Если бы не собор, то завтра здесь были бы солдаты НАТО». Известный политтехнологический прием. Нет вопросов, разобраться, кому и почем продавали и продают красноярскую землю, можно и нужно, только все ограничивается громкими заявлениями. Все знают фамилии и должности людей, торгующих землей. Но никто им ничего не предъявляет. Только время от времени из мэрии выбрасывают политический труп какой-нибудь дворняжки не выше начальника отдела.

Спустя четыре года продажным архитекторам и нанятым Госдепом пятиколонникам предъявил  обновленный «Ньюслаб» под руководством Юрия Тишкова:

«Участники встречи отметили, что воссоздание собора на Стрелке гораздо более логично с исторической и градостроительной точки зрения, нежели ранее поддержанный рядом архитекторов проект строительства здесь многоэтажного бизнес-центра. Прозвучали убедительные суждения и о том, что воссоздание собора позволит сохранить для горожан парковые зоны и привычные места отдыха, в которых ранее предлагалось строить храм; зону отдыха и зеленых насаждений предполагается образовать также и рядом с собором — при возведении здесь многоэтажного комплекса зданий бизнес-центра эта возможность была бы исключена».

Опять ложное представление об альтернативах – на самом деле здесь можно было бы вообще ничего не строить. Никто бы не стал возражать.

«Как оказалось, у архитекторов в этом деле свой интерес — они хотели строить на месте храма 35-этажный небоскреб», - пишет анонимный автор Максим Петров, ссылаясь на протокол заседания Градостроительного совета. Это на самом деле некоторая натяжка, поскольку обсуждать предлагаемые проекты – не то же самое, что их воплощать. Предлагают одни, обсуждают другие.

«Но знают ли протестующие, почему на самом деле архитекторы четыре года назад вдруг заговорили о градостроительной ошибке? – взмывает орлом «Максим» «Петров». - Организаторы протеста знают наверняка. А вот остальные — всего лишь масса для объемной картинки в теленовостях и бурных споров в соцсетях».

Ох уж эти все знающие наверняка, купленные с потрохами организаторы протеста. Много раз замечал – нет никого более чуткого к проплаченности протестных акций, нежели представители эскорт-СМИ.

Допустим на минуту, что Зырянов и «Петров» правы, и архитекторы хотели залимонить свой проект на том же участке. Во-первых, какой смысл об этом говорить спустя ГОДЫ после того, как московская фирма добровольно-принудительно вернула землю городу, чуть ли не доплатив?

Во-вторых – почему нас пять лет убеждают, что этот участок просто-таки необходимо застроить хоть чем-нибудь? Это что, дырка в обоях, которую все равно чем закрывать? Или нормальная набережная?

Но любые вопросы, любые апелляции к здравому смыслу и логике упираются в железобетонную стену: так повелел патриарх, а патриарху виднее.

Что само по себе абсурд и коррупция.  

 

 

 

Автор: Андрей Агафонов
06.09.2017Поделиться: 0